собака лаяла на дядю фраера

Помогите найти песню "Собака лаяла на дядю фраера"

Следующая строка:

сама не знала, кого кусала. А за текстом наверно надо адресовать к Ивану Бортнику, в книге этих строк нет.

Поистине всенародную известность актеру принесла роль вора по кличке Промокашка в телесериале «Место встречи изменить нельзя».

Известно, что Владимир Высоцкий очень хотел, что бы Бортник сыграл в фильме Шарапова, но это было в то время невозможно. Станиславу Говорухину было просто приказано взять на эту роль Владимира Конкина, который только что сыграл Павку Корчагина и получил премию Ленинского комсомола.

Тогда Станислав Говорухин и предложил Бортнику роль Промокашки. Роль была практически без слов, и Бортник практически создал ее заново. Весь текст, который есть у Промокашки, был придуман им самим. Он вспоминает:

«В сценарии как было написано: „Появляется молчаливый парень в шестиклинке…“ Кепка такая. Ну и что? Стыдно же - просто появляться и ничего не говорить. Говорухин мне сказал: „Ну придумай что-нибудь“. Вот я и стал придумывать. Да и то много чего вырезали. Жаргон весь убрали. Малину помните? Там сначала всех за столом показывают, потом каждого в отдельности. Потом бандиты уходят спать — и все. А у меня там еще целая игра была: приставал к пассии Горбатого, лез к ней, звал ее куда-то пьяным мычанием. Но актриса начинала откровенно смеяться, и ничего из этой сцены не получилось.

Или сцена ареста банды. Подъезжаем мы с Володей к месту съемки, смотрю: стоит какой-то мрачный матерящийся Славка Говорухин. Подходит ко мне: „Вань, я прошу тебя, я не могу уже больше: они выходят все и: „Руки вверх!“ — пистолет в снег, „Руки вверх!“ — пистолет в снег. Полное однообразие. Ну придумай что-нибудь“. На всю придумку было — пока я надевал брюки, пиджак, пальто, сапоги, шарф, кепку — минут пять, не больше. Как буду реагировать, не знал, но песню „А на черной скамье…“, думаю, запою. Для Володьки моя выходка стала полной неожиданностью. И он потерял серьез — засмеялся. А потом же еще я плюнул ему в лицо…

Подробнее

собака лаяла на дядю фраера

В начале ХХ века Париж терроризировали банды "апашей" – Les Apaches. Для устрашения они стали себя так называть в честь кровожадных апачей. Карманники, хулиганы, грабители и сутенеры объединялись в банды. Полиция часто была бессильна. 8000 жандармов против 30 000 молодых головорезов.

Некоторые историки считают, что количество апашей доходило до 70 000. Апаши разработали и некое подобие собственной системы рукопашного боя – сават (старый ботинок). В нем удары наносились и ногами. Есть версия, что сават придумали моряки, а удары ногами были добавлены, чтобы позволить бьющему использовать свободную руку для сохранения равновесия на качающейся палубе.

Они ничего не боялись и часто действовали даже днем.

Прием "отца Франциска" – на шею жертве набрасывался ремень и полузадушенный горожанин даже не пытался сопротивляться, пока его потрошили. Иногда прохожих грабили с помощью приема, названного "пудреница" – в лицо жертве бросалась коробка с сажей и пока ослепленный пытался понять в чем дело, у него вырывались часы, портфель или бумажник.

Их оружием были револьверы, кастеты, ножи и бритвы. На снимке очень интересный складной гибрид – так называемый пистолет апашей.

Возникла и мода апашей. Они носили кепки, зауженные к низу брюки, тельняшки и фланелевые рубашки с большим отложным воротником, открывающим горло. И обязательно – платок. Платок носил Джеронимо – легендарный вождь настоящих апачей.

Появился и танец апашей. Московская газета "Раннее утро" в октябре 1908 г. об этом писала так:

"Танец апашей – этих подонков современного Парижа, был недавно впервые исполнен в одном из обозрений какого-то монмартрского театра-шантана. Любой новый танец влияет на парижан с силой эпидемической. Танец апашей был подхвачен широкими кругами общ-ва и теперь в самых светских домах он завоевал себе почетное место в списке излюбленных танцев падких до острых ощущений парижан".

Подробнее

Текст и перевод песни

Собака лаяла на дядю-фраера.

Сама не знаяла, кого кусаяла.

— Гоп-стоп, Зоя,

Кому давала стоя?

— Начальнику конвоя,

Не выходя из строя!

Вот я откинулся, какой базар-вокзал.

И взял билет в колхоз "Большое дышло"

Ведь я железно с бандитизмом завязал.

Всё по уму. Но лажа всё-же вышла.

Секи, начальник — я гулял на склоне дня,

Глазел на шлюх и мирно кушал пончик.

Как вдруг хиляет этот фраер до меня

И говорит: — Козёл, займи червончик!

Тут закипело всё, в натуре, во внутрях,

И я чуть-чуть меж рог ему не двинул.

Но нас сознанию учили в лагерях,

И я сдержался, даже шабера не вынул.

Но эта падла, хоть по виду и босяк,

Кастетом мне заехала по морде.

Подробнее